litbook

Рассказ

12.03.2012 +1 (выбор редакции журнала «Вологодская литература»)
, Вологодская литература, №11
Комментарии (1)

Алексей Зырянов Нечто вроде деревенской байки про молодого любовника одной немолодой уж... Далее

12.03.2012 0 (выбор редакции журнала «Вологодская литература»)
, Вологодская литература, №11
11.03.2012 0
Публикация из литературного наследия Владимира Дмитриевича Фоменко (1911-1990)
, Ковчег, №34
11.03.2012 +7 (выбор редакции журнала «Ковчег»)
, Ковчег, №34
11.02.2012 +2 (выбор редакции журнала «Сибирские огни»)
По весне, когда над старым двором пролились первые дожди, сошел снег с дальних сопок, от реки потянуло смолой и соляркой, воздух странно — как прежде — посинел и загустел от детских криков, шелеста шин по лужам, цоканья каблучков, велосипедных звонков, кошачьих концертов, смеха, обрывков фраз, кое-как слепленных голубиным пометом, — по главной улице прошествовала настоящая лошадь, громыхая телегой с пустыми бидонами и оставляя стынущие на асфальте яблоки навоза. Как и прежде, за телегой с лаем и визгом бежали собаки и мальчишки, норовя пнуть эти самые яблоки и пристроиться возле бидонов, а возница в телогрейке сердился и взмахивал вожжами...
, Сибирские огни, №1
11.02.2012 +1 (выбор редакции журнала «Сибирские огни»)
Когда герцог де Гриньи женился на девице де Барандэн, многие находили в этом редкий пример предприимчивости, увенчанной всеми плодами заслуженного счастья. Его намерение взять жену из бедного семейства свидетельствовало о твердости взглядов, а усилия, приложенные, чтобы добиться ее согласия, говорили о готовности, с какою он позволяет своим взглядам влиять на свое поведение. Его благородство и опытность, ее добродетель и очарование сулили им долгие годы благоденствия, ничем не возмущаемого.
, Сибирские огни, №1
11.02.2012 0 (выбор редакции журнала «Сибирские огни»)
За столом четверо. Антонина Эдуардовна — крупная женщина в крашеном опавшем каре, женщина-абитуриент на последней попытке поступить в институт семьи и брака. Небольшой и увертливый, говорливый, озабоченный всем на свете инфарктник танкист Тимофей. Служащий Алексей — неприметный, настороженный, изношенный от избыточной рефлексии и астмы, ближе к шестидесяти (по всей видимости, это все-таки я), и Нина Макаровна — старуха, похожая на затянутую в юбку подкову, с манерами активиста, сочувствующего продразверстке.
, Сибирские огни, №1
11.02.2012 0 (выбор редакции журнала «Сибирские огни»)
С самого утра в квартире поселилось солнце. Оно проникло в окно тонким лучиком, который искрился, искрился и, наконец, овладел всем помещением. А овладев, уже не желал уходить. “Что ж, уже разгоняют”, — бормотал под нос хозяин, шаркая по паркету, собираясь, готовя себе нехитрый завтрак. Ход его мысли был связан с праздником, предстоящим через два дня — в этот юбилейный год на парад в Москву съедется вся Европа, погода в столице не должна подкачать. Потому уже заблаговременно городские власти занялись расстрелом облаков, в прямом смысле слова из пушки по воробьям, на подступах к Подмосковью, где когда-то остановили немцев, — и дали захватить жилище свету так, что глаза жжет.
, Сибирские огни, №1
11.02.2012 0 (выбор редакции журнала «Сибирские огни»)
, Сибирские огни, №1
11.02.2012 0
Паша вдавил в консервную банку окурок, поправил сползающие трусы и отправился в свою комнату, что за ржавым корытом и тусклой коридорной лампочкой.
, Сибирские огни, №1
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1004 автора
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru