litbook

Воспоминания

25.03.2017 0
Но как раз здесь, на этой доминирующей, существенно преобладающей части территории страны – если отбросить многие совершенно неосвоенные и незаселённые пространства Севера и Востока – очень редко и с больши́м трудом удаётся хотя бы иногда поесть по-человечески и вовремя (а как без этого путешествовать неделями и быть в нормальной форме?); но вот выпивки и мест пьянки и разгула – этого даже здесь хватает, даже в некоторых «мусульманских» регионах России.
, Семь искусств, №3
25.03.2017 0
Когда наше издательство готовило к сорокалетию советской власти серию брошюр о союзных республиках, то написали одну общую главу и включили её в каждую из 15 книжек, подставив только географические названия. Большей насмешки над географией нельзя было придумать! И в дальнейшем попадалось мне немало книг, похожих на заполненные анкеты.
, Семь искусств, №3
25.03.2017 0
Страной правили лохи–республиканцы, которых ненавидело большинство из моих американских коллег. А в первую очередь все ненавидели Рейгана и его окружение, которое все либералы называли «бандой фашистов», и речь постоянно велась о том, как страна склоняется все больше и больше в сторону фашизма. Рейган считался «исчадием ада», «воплощенным Сатаной», тупым жлобом-«ковбоем».
, Семь искусств, №3
25.03.2017 0
Мне приходилось сталкиваться с великим множеством разного рода начальников, начиная с высоких эшелонов власти (Комитет по делам искусств, Министерство культуры) и кончая довольно мелкой сошкой, но всех их роднили следующие качества: они или не имели ни малейшего отношения к культуре или являлись кое-как обученными бездарностями.
, Семь искусств, №3
04.03.2017 0
Уничтожение обитателей гетто осуществлялось посредством массовых выселений. Сначала никто даже не подозревал, что людей вывозят в лагеря смерти. Первое выселение из лодзинского гетто было проведено в жестокие зимние морозы. Во время шперы, в дни, когда обитателям гетто под страхом смерти запрещалось выходить из жилищ, сотни людей, изголодавшихся и не имевших топлива, замерзли насмерть.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
04.03.2017 0 (выбор редакции журнала «Заметки по еврейской истории»)
В каком-то захудалом ведомственном издательстве дали маху — вывесили на улице объявление: требуется секретарь-машинистка производственного отдела. Через неделю перед кадровиком высилась пачка поразительных анкет: на место секретаря, к тому же машинистки, к тому же производственного отдела, претендовали филологи, историки, философы, экономисты, все, правда, с одним изъяном.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
04.03.2017 0
В СССР было опасно жить по еврейским законам – чужие не должны были знать, что кто-то живёт по ним. Когда эта семья стала соблюдать заповеди, семилетняя дочка как-то в субботу прыгала во дворе дома через прыгалку. Соседка спросила её: «Почему ты сегодня не в школе?» Она простодушно ответила: «Потому что суббота».
, Заметки по еврейской истории, №2-3
04.03.2017 0
В этой комнатке продают бумагу для тех, кто хочет написать личное письмо Иисусу, что многие и делают. Написав, они бросают свои записки на могилу, чтобы Иисус прочитал. Я не вполне понимаю, зачем они это делают; тем более, что Иисус, живым, давно покинул могилу, и только Богу известно, где он сейчас находится.
, , Заметки по еврейской истории, №2-3
04.03.2017 0 (выбор редакции журнала «Заметки по еврейской истории»)
Самиздатовские экземпляры были зачастую последними снизу, неясными, сбитыми, а то на такой тонкой бумаге, что листать приходилось с особой осторожностью. С Тамиздатом было в этом отношении лучше: буквы чётче. На некоторых тамиздатских книжках было выскоблено наименование издательства и место его расположения, наверное, для того, чтобы оправдываться при обыске: «Да я предположить не мог, что это вражеская литература».
, Заметки по еврейской истории, №2-3
04.03.2017 0
Развитие событий, связанных с симпозиумом, вынудило власти занять оборонительную позицию. Началась невиданная кампания в прессе, включая такие центральные органы, как «Литературная газета», «Вечерняя Москва» и «Известия». Советские газеты впервые реагировали на обвинение, гласящее, что в Советском Союзе евреям не дозволено развивать свою культуру.
, Заметки по еврейской истории, №2-3
04.03.2017 0
Капитаны дальнего плавания… Не так просто в Советском Союзе ими становились. Надо было для начала заиметь плавательский ценз и получить рекомендацию одного из признанных капитанов. Потом тебя должны «пропустить» в Службе безопасности мореплавания пароходства, в парткоме и КГБ. Потом в Москве, в Министерстве морского флота СССР. И только потом «пройти» на Коллегии Министерства!
, Заметки по еврейской истории, №2-3
27.02.2017 0
Наконец, в двадцать минут десятого в рабочий кабинет вошел Лессинг, вернувшийся из Праги. Он включил свет и сел за письменный стол, стоявший у стены, чтобы допечатать что-то в почти готовой статье. Через десять минут он встал и подошел к старому секретеру, расположенному как раз против двух закрытых окон, чтобы вложить статью в конверт. Теперь он был хорошо виден преступникам. Из двух пистолетов через стекла двух окон они одновременно выстрелили в Теодора. Прибежавшая на выстрелы Ада увидела бездыханного мужа, истекающего кровью...
, Слово\Word, №93
23.02.2017 0
«Долго думал, а стоит ли, говоря о Распутине, задевать тему его личной жизни? Сам Валентин Григорьевич был человеком закрытым; когда речь шла о его семье, публичности не любил. Хотя семья его была едва ли не идеальной, а уж с точки зрения литературной среды — и вовсе…»
, Парус, №51
23.02.2017 +1 (выбор редакции журнала «Парус»)
«Игорь Ростиславович Шафаревич был для русской эмиграции важнейшей фигурой в русском сопротивлении богоборческому режиму на родине. В отличие от многих других, он сочетал в себе и мужество, и яркое национальное самосознание, и научную точность аргументации, и благородные личные качества. Он выглядел как бы “русским дворянином” в довольно разнообразном движении инакомыслящих…»
, Парус, №51
23.02.2017 0
«Удивительные возможности дал нам Господь, наделив воображением. Вот стою я сейчас в Сицилии у городского сиракузского кладбища, а мысленно вижу перед собой высокий обрыв и открытую моему взору на многие километры зеленую пойму Оки, что петляет среди необозримых заливных лугов то голубою, то синею лентою. Голубою в тех местах, где река освещена солнцем, а синею там, где отбрасывают тень белые стога кучевых облаков в высоком нежно-голубом небе...»
, Парус, №51
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 1016 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru