litbook

Роман

03.06.2012 0
Ведь лучшая память на свете не у профессоров и богатеев, а у нищих. Нищие до конца жизни помнят каждого, кто им по доброте сердечной подал грош-другой, помнят не только их лица, но их руки и даже походку.
, Семь искусств, №5
22.05.2012 +1 (выбор редакции журнала «Сибирские огни»)
В конце универа это было — у одногруппницы зарезали жениха. В нетипичного чеченца дуреха влюбилась. Внешне-то он как раз — вылитый чучмек: прямой нос, плотно сжатые тонкие губы, волевой подбородок и скулы поросли трехдневной бородкой, чисто говорит по-русски… Но с житейской точки зрения — лох, каких поискать, неурядицы липли к нему, как пыль к черному… Но — лингвистический гений… Из общежития, где жила его невеста (хм, у них до брака и переночевать вместе нельзя!), не самым поздним вечером возвращался домой. И пропал. Когда на него утром наткнулись случайные прохожие, очнулся, забормотал: “Малолетки пристали: “Черножопый, дай денежку!”” И как заело — пока не умер, все повторял с диковинным для него плебейским акцентом: “Черножопый, дай денежку!” Никакой не жмот был — из принципа, наверное, не раскошелился. Отморозков не нашли.
, Сибирские огни, №5
Комментарии (1)

Алексей Зырянов Да-а, коварство женского хватает на роман изрядно. И тяжело от ситуации... Далее

22.05.2012 +3
Главы из романа
, Сибирские огни, №5
Комментарии (1)

Алексей Зырянов В главах романа «Сиреневый бражник» чувствуется рука не просто опытного... Далее

10.05.2012 +1 (выбор редакции журнала «День и ночь»)
Окончание. Начало: «ДиН» № 1, 2012.
, День и ночь, №2
06.05.2012 0
Может быть, детское время и есть самое главное, от которого больше всего остаётся? А то человек всё учится, учится, а жизнь всё наполняется и наполняется аксиомами. А когда приходит мудрость, то жизнь становится полна и, значит, противоречива, потому что некуда становится складывать науку.
, Семь искусств, №4
04.05.2012 0
Отрывок из романа, часть 2, продолжение
, Под небом единым, №5
13.04.2012 0 (выбор редакции журнала «День и ночь»)
В человеке заложена способность к мифотворчеству. Поэтому люди, алчно впитывая в себя ошеломляющие или таинственные рассказы о жизни тех, что выделились из среды себе подобных, творят легенду и сами же проникаются фанатической верой в неё. Сомерсет Моэм. «Луна и грош»
, День и ночь, №1
21.03.2012 +1 (выбор редакции журнала «Сибирские огни»)
, Сибирские огни, №3
14.03.2012 +3
Новый (неопубликованный) роман Алексея А. Шепелёва можно отнести к редкостному для русской литературы жанру антропологического триллера, полу-автобиографического, в центре которого — исследование феномена пьянства. Антиподом и антиномией алкоголизму выступает понятие «робота» (отчуждённая работа в современном пост-обществе), Маргинальность героев переходит в избранничество, некую мифическую «алкосвятость», за которую, естественно, приходится платить весьма большую цену.
, Транслит, №9
12.03.2012 0 (выбор редакции журнала «Иные берега Vieraat rannat»)
Фрагмент из романа «Интернационал дураков»
, Иные берега Vieraat rannat, №13
12.03.2012 0 (выбор редакции журнала «Вологодская литература»)
, Вологодская литература, №11
Лучшее в разделе:
    Регистрация для авторов
    В сообществе уже 995 авторов
    Войти
    Регистрация
    О проекте
    Правила
    Все авторские права на произведения
    сохранены за авторами и издателями.
    По вопросам: support@litbook.ru
    Разработка: goldapp.ru