litbook

Воспоминания

29.09.2016 0
С динамовцами полетел единственный тогда спортивный комментатор Вадим Синявский - обладатель хрипловатого тенора, благодаря которому он умел каким-то образом достигать эффекта присутствия зрителей на стадионе. Много потом было футбольных радио- и телекомментаторов, а такого поразительного в своем искусстве, как Вадим Синявский, убежден, не было никогда.
, Семь искусств, №9
29.09.2016 0
Было в характере Александра Михайловича Заездного что-то от его фамилии – неумолимое стремление вперед и вперед, непрерывное состязание с обстоятельствами и временем, вечная гонка. Он все время придумывал что-то новое. Сейчас от инженеров-разработчиков только и слышишь – алгоритм, алгоритм... А ведь до Заездного радиоинженеры, да и ученые в области радио и связи, просто не знали этого слова.
, Семь искусств, №9
29.09.2016 0
И Довлатов, придя в себя, конечно же, не удержался — и стал рассказывать байки свои. Как их назвать? Застольные истории? Ну, пусть и так. В данном случае — говорил он о Бродском, недавно покинувшем Питер и укатившем на Запад.
, Семь искусств, №9
29.09.2016 0
Володя работал в ЦК КПСС референтом по Корее в отделе соц. стран, возглавляемым Андроповым с лета 1957 года. Став секретарем ЦК в 1965 году и оставаясь заведующим отделом, Андропов получил еще одного помощника, кроме Владимира Крючкова, который у него был до этого. Андропов предложил должность помощника по отделу Володе.
, Семь искусств, №9
30.08.2016 0
Если говорить о качествах Г. Аскарьяна как ученого, то, по-видимому, главное его качество заключалось в том, что он, как говорят, видел физические эффекты там, где их никто кроме него не видел. Для него физика была единым организмом, он не признавал перегородок между механикой, акустикой, оптикой, физикой элементарных частиц, электродинамикой и другими разделами физической науки.
, Семь искусств, №8
30.08.2016 0 (выбор редакции журнала «Семь искусств»)
Пушкинистские работы Ахматовой Якобсон расценивал по гамбургскому счету. Считал, что, полностью сохранив научность мышления, обязательную для исследователя, она с великолепной непринужденностью перешла грань, отделяющую литературоведение от литературы. Так возникла ахматовская проза, уникальная, как ее стихи, со скользящей ахматовской иронией, с победительным ритмом, величественным лаконизмом, обжигающей пристрастностью.
, Семь искусств, №8
16.08.2016 0
В начале 50-х прокатилась по министерствам, и не только по ним волна арестов. Отца взяли прямо с работы. Причины тогда никто не объяснял. Брали за хищения, шпионаж и просто так. Уже было постановление Политбюро «О мерах по устранению недостатков в деле подбора и воспитания кадров в связи с крупными ошибками, вскрытыми в работе с кадрами в министерстве автомобильной и тракторной промышленности».
, Заметки по еврейской истории, №7
16.08.2016 0
История, как объективное отражение жизни семьи, колена, рода, становится инструментом политических манипуляций и начинает влиять через подражание на саму жизнь. Это порождает «великие концепции», которые одна за другой оборачиваются катастрофами. Потому и говорят, что История ничему не учит.
, Заметки по еврейской истории, №7
16.08.2016 0
Выглядит он почти мальчиком, хотя, как он гордо заявил, ему уже двадцать пять лет, сын дипломата, получил за границей отличное воспитание, умный, с юмором, веселый, как будто бы и не арестант, аккордеонист отличный, поскольку с детства обучался игре на фортепьяно, с абсолютным слухом. Вина его перед страной, в которой он родился, велика: он еврей и сын расстрелянного дипломата — десять лет.
, Заметки по еврейской истории, №7
08.08.2016 0
В отношении Вашей матери, Анны Дмитриевны (урождённой Егоровой), мне известно, что ещё задолго до ареста Сергея Михайловича она была с ним в разводе, и в 1942-ом году вышла замуж за своего одноклассника по гимназии Андрея Николаевича Колмогорова. Тем самым с 15 лет Вы стали колмогоровским пасынком.
, Семь искусств, №7
08.08.2016 0
В моем свидетельстве о рождении, выданном в 1946 году, я был записан как Петр Эдмундович Оренштейн, а в знаменитом пятом пункте я был русским. Моя мать носила имя Тамара Людвиговна Раппапорт и тоже в паспорте была записана как русская. Все это было смешно, хотя какое-то оправдание и для меня и для матери существовало.
, Семь искусств, №7
08.08.2016 0
Метапоэзия, то есть стихи о словесности, задали тон всему последующему, сложившись в „Слова”, – так я назвал первый раздел, ключевым понятием которого было Слово. Оно–то и явилось прото–образом всей словесности, а вовсе не язык, как было провозглашено известно кем позже. И тут же написалось стихотворение–эпиграф о том, как жизнь автора перетекает в жизнь книги, становясь человекотекстом.
, Семь искусств, №7
Лучшее в разделе:
Регистрация для авторов
В сообществе уже 1025 авторов
Войти
Регистрация
О проекте
Правила
Все авторские права на произведения
сохранены за авторами и издателями.
По вопросам: support@litbook.ru
Разработка: goldapp.ru